25
0.0
0
Подписка
Подписка
Пополнение личного счёта
Введите сумму, на которую необходимо пополнить личный счёт
руб.Принимаются платежи от 10 до 15000 рублей
Состояние счёта
руб.
Пополнить счёт
Подождите...
Если Ваш номер телефона зарегистрирован на юридическое лицо, то оплата с лицевого счета для Вас недоступна. Оплачивайте услуги банковской картой.
Введите номер своего мобильного телефона:
+7
Оплатить
После клика по кнопке "Оплатить" в новой вкладке откроется форма оплаты
Оплатить
После клика по кнопке "Оплатить" в новой вкладке откроется форма оплаты
ОплатитьSecured by PayPal

В одном черном-черном городе…

19 мая 2010

Святая святых съемочного процесса – обеденный перерыв. Очень редко случается так, что смена идет по графику и можно спокойно целый час обедать и отдыхать. К нашей вящей корреспондентской радости в этот день все сложилось именно так. Только из уст второго режиссера прозвучали слова: «Стоп. Снято. Перерыв час», мы тут же устремились к режиссеру фильма «Черный город», на съемках которого и присутствовали, чтобы оторвать его от сладостного процесса насыщения, мотивируя это старой банальностью, что художник должен быть голодным. Виктор Татарский стоял с тарелкой в руках и уже о чем-то оживленно разговаривал с исполнителем главной роли Дмитрием Марьяновым. «На ловца и зверь бежит», - плотоядно усмехнулись мы и решили сразу убить двух зайцев.

Корр.: Виктор, объясните, как так получилось – сценарий написал петербургский драматург, вы петербургский режиссер, а москвича Марьянова загоняете в какие-то страшные катакомбы, вместо того, чтобы показывать ему с гордостью лучшие места своего города.

Виктор Татарский: Строго говоря, по сценарию действие происходит не в Питере. У нас есть некий город, похожий на Санкт-Петербург. И по правде-то, это у нас первая картина, где мы завязаны на всё грязное. Когда я окончил институт, я давал себе слово, что не буду использовать как образы помойки, рваные диваны, крыс в кадре. Крыс тут, слава Богу, нет – я пока держусь. А бедный Дима Марьянов, приезжая в красивейший город Европы Санкт-Петербург, всё время оказывается в таких местах, где ему тёмно и неприятно. Но что ж поделать – требование сюжета.

Корр: А это как-нибудь сказывается на его настроении, желании работать?

В.Т: Марьянов - профессионал, чётко выполняет поставленные перед ним актёрский задачи, он точен, пунктуален. У меня с ним сложились очень хорошие взаимоотношения, хоть мы работаем с ним впервые. Он и трюки все делает сам. У нас есть постановщик драк, но все равно Дима делает все самостоятельно. Преимущественно, конечно, это сцены рукопашного боя.

Корр.: Да у вас постоянно оружие в кадре, какой рукопашный бой?

В.Т: Да, у нас достаточное количество стрельбы, но сюжет не об этом. Просто для всякой детективной истории это обязательно. И тут не обойтись без имитации ранения – посадки. Посадка – это то, что разрывается на теле актёра. И вчера вот Дмитрий Марьянов у нас пострадал от того, что такая посадка взорвалась у него на ноге, пиротехники не рассчитали мощность. Остался синяк. И не было никаких реанимационных бригад, работа не останавливалась. Дима сказал «ой», сделали трёхминутный перерыв, а потом всё понеслось дальше.

Корр: Ну конечно, он же супергерой, было бы странно, если б он вдруг захныкал и уткнулся Вам в плечо.

В разговор вмешивается Марьянов, он уже устал слушать о себе, хочется и высказаться.

Дмитрий Марьянов: А я и не стремлюсь разыгрывать из себя супергероя, наоборот, стараюсь внести элемент самоиронии. А то у нас многие так входят в роль, что потом и в жизни уже не могут остановиться. Так и видят себя спасителями мира. А тут – ну пошел человек спасать друга своего, заодно и мир спас. Просто повезло ему…

Корр: А режиссер-то согласен с такой трактовкой?

Д.М: Как сказать… Сначала у него было несколько другое видение, но потом он согласился со мной.

В.Т: Все равно он герой. Я считаю, что в любой драматургии должен быть герой нашего времени, мы же рассказываем именно о человеке. С ним происходят всякие вроде негероические истории, по ряду причин он остаётся без жены и ребёнка и друга теряет, и эти житейские обстоятельства заставляют его стать героем.

Д.М: Про жену и ребенка не рассказывай, мы же еще сами не решили, вернутся они к Борину или нет (смеется). Мы вообще тут очень много меняем по ходу съемок, что-то придумываем. Я вот, например, придумал одну фразу, которую постоянно говорит мой герой, прежде чем ввязаться в драку. Чтобы не взорваться на мелкие кусочки, он сначала себя пытается успокоить - «Пожалуйста, подумай о своем здоровье». Так вот уговаривает себя, а потом все равно – в бой.

Корр: А сценарий вообще сложный, многоплановый или тут только одна линия – спасение друга?

В.Т: Это лишь одна из сюжетных линий. Но мы ориентируемся на лучшие драматургические образцы, а там по правилам сюжетных линий много. Хотя сегодня в российском кинобизнесе чаще всего наблюдается обратная тенденция. У нас есть и экшн, и погони, и любовь. Есть линия мужской дружбы и взаимовыручки, есть линия отношений между мужем и женой, и даже отношений отца и ребенка. Мне очень важно было показать любовь между отцом и ребёнком, это яркая характеристика для героя.


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!

Смотрят сейчас