25
0.0
0
Подписка
Подписка
Пополнение личного счёта
Введите сумму, на которую необходимо пополнить личный счёт
руб.Принимаются платежи от 10 до 15000 рублей
Состояние счёта
руб.
Пополнить счёт
Подождите...
Если Ваш номер телефона зарегистрирован на юридическое лицо, то оплата с лицевого счета для Вас недоступна. Оплачивайте услуги банковской картой.
Введите номер своего мобильного телефона:
+7
Оплатить
После клика по кнопке "Оплатить" в новой вкладке откроется форма оплаты
Оплатить
После клика по кнопке "Оплатить" в новой вкладке откроется форма оплаты
ОплатитьSecured by PayPal

«И значит, нам нужна одна победа…»

09 мая 2011

Во времена Великой Отечественной войны тяжело было каждому советскому человеку. Кто-то защищал Родину на фронте, кто-то держал удар в тылу, кто-то – в блокадном Ленинграде. Особенно несладко приходилось творческим людям. Правительство СССР работников искусства по мере возможности берегло – освобождало от участия в военных действиях, в первую очередь эвакуировало в Куйбышев и Ташкент. Но ряд «звезд» первой величины по тем или иным причинам имели прямое отношение к боевым тяготам. Причем, коснулись они как женщин, так и мужчин. Легендарная актриса Рина Зеленая («Иностранка», «Волшебник Изумрудного города», «Про Красную шапочку», «Приключения Буратино») оказалась в эвакуации случайно. Война застала артистов ее театра в Куйбышеве, где многие так на четыре года и задержались. Но совестливая девушка себе такого позволить не могла. Она колесила с выступлениями по фронтам, а короткие недели отдыха проводила в Москве. Как раз на доме Рины располагалась зенитная батарея. Крайне «лакомый кусочек» для «фрицов». Саму актрису на крышу не пускали, а муж ее исправно нес боевое дежурство – тушил зажигалки и убирал осколки снарядов от зенитки. Но дело в том, что штатским каски не полагались, поэтому Зеленая умоляла любимого супруга: «Ты надень хоть кастрюлю, а то тебе голову пробьет!». На что тот ей невозмутимо отвечал: «Я дворянин. Я не могу умирать с кастрюлей на голове!». В это время другая легенда отечественного кино коротала время в северной столице. Помимо бомбежек в блокадном Ленинграде бушевал голод, люди умирали от повсеместных инфекций. А Янина Жеймо («Одна», «Горячие денечки», «Шинель», «Новый Вавилон») была ярким лучиком света в этом царстве ужаса. Ее муж Иосиф Хейфиц с детьми эвакуировался в Ташкент, она должна была последовать за ними, но обстоятельства складывались не в пользу актрисы. Девушка не падала духом и регулярно организовывала у себя вечера для оставшихся в Ленинграде артистов и просто друзей. Ее жизнерадостный характер многим позволил пережить это страшное время и не сойти с ума. Когда Янину все же эвакуировали, поезд очень долго тащился в сторону Средней Азии. По ошибке ее супругу сообщили, что «Янечка по дороге попала под бомбежку и погибла». Иосиф к приезду любимой жены успел смириться с потерей и устроить свою личную жизнь. Актриса к Хейфицу так и не вернулась… Худощавый любимец миллионов советских зрителей Юрий Никулин («Когда деревья были большими») воевал в составе батареи под Ленинградом. Первое время забавный парнишка вызывал постоянный смех у однополчан. Широкая шинель нелепо висела на его нескладной фигурке, сапоги болтались на тонких ножках. Но Никулин весело хохотал над собой вместе со всеми и тем самым заслужил уважение боевых товарищей. Ценили они его также за отвагу. «Не могу сказать, что я отношусь к храбрым людям. Нет, мне бывало страшно. Все дело в том, как тот страх проявляется. С одними случались истерики — они плакали, кричали, убегали. Другие переносили внешне спокойно... Я относился к последним», - вспоминал Юрий Владимирович. На фронте артиста контузило, но после госпиталя старший сержант Никулин снова вернулся в строй.


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях!

Смотрят сейчас